Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Naumburg

Наука и преподавание, прод.

Возвращаясь к науке и преподаванию. Я уже писал о том, что у нас принято эти вещи смешивать, поскольку "по-западному" положено, чтобы учёный обязательно преподавал. Действительно, кое-где такое есть, но там, где есть (в США, например) - абсолютно иная аудиторная нагрузка, т.е. это совсем другое преподавание. У нас же под преподаванием понимают, как верно выразился salery, "беганье по урокам", совершенно несовместимое с какими бы то ни было научными занятиями. И сейчас, в ходе якобы либеральной реформы (опять её противники проклинают мифических "неолибералов", хотя прекрасно известно, кто именно её инициировал, и взгляды этих людей весьма далеки от либерализма) эту нагрузку УВЕЛИЧИВАЮТ. Результат понятен.
Дело, однако, не только в этом. Дело в том, что в действительности исследовательская работа и преподавание - не просто не одно и то же, а во многом взаимоисключающие занятия. Конечно, бывает так, что хороший учёный оказывается и хорошим преподавателем. Но это примерно та же ситуациz, при которой хороший учёный, оказывается, например, великолепным охотником. Для этих занятий - науки и преподавания - требуются совершенно разные типы личности. Учёный должен быть, прежде всего, аналитиком, т.е. уметь и любить холодно и бесстрастно изучать реальность, абстрагируясь от собственных вкусов, пристрастий, предвзятости. Для преподавателя - особенно такого, который будет популярен среди 17-летних студенток - нужно совсем иное. Прежде всего, любовь и умение НРАВИТЬСЯ, т.е. определённые актёрские способности. Вспоминая, кто был наиболее популярен там, где я учился, и впоследствии, в тех вузах, к которым имел какое-то отношение, могу сказать, что почти всегда это были весьма посредственные учёные (если учёные вообще). А вот два человека, которых в своей специальности я ставлю выше всего, как раз никакой популярностью как преподаватели не пользуются. Наука же - преимущественно занятие людей, склонных к уединению, которые могут отгородиться от внутреннего и внешнего "шума". Это тоже свойственно совершенно особым типаv личности.
Конечно, есть и исключения, но не они определяют правила. Именно поэтому абсурдна система, при которой зарплата преподавателя зависит от его оценки студентами (слышал, что такое есть в ВШЭ). Человека могут адекватно оценить только равные ему, а не 17-летние глупые девчонки. Кстати, несколько "попсовый" оттенок американской гуманитарной науки связан, как мне представляется, во многом именно с этим обстоятельством. С тем, что выше ценятся не те, кто может создать по-настоящему серьёзное исследование, а те, кто придумает очередную броскую "концепцию" (по-американски это называется conceptualization) или те, кто умеют красиво говорить и писать.
Naumburg

РАН и наука

Сначала некоторое отступление - о мотивах данной "реформы". В блогах по этому поводу встречаются самые разные суждения, как правило, нелепые. Вообще, учёные любят порассуждать, усложняя реальность, а между тем она объясняется, как правило, очень просто. Достаточно посмотреть на последовательные мероприятия власти, начиная, допустим, с разгона НТВ, чтобы стала совершенно очевидной её (власти) логика. Всё остальное частности. Стоящие у власти "силовики"-спецслужбисты ещё с позднесоветского времени придерживались определённой линии, в основе которой лежит идея "порядка", понимаемого как то, что все их слушаются и не вякают. Это было явлено ещё при тов. Андропове. Все, кто не слушаются и вякают - враги, шпионы, агенты влияния и т.п. Есть тут интересный нюанс: а ДЛЯ ЧЕГО нужен этот порядок? При сов. власти об этом думало партийное начальство, которое спецслужбисты недолюбливали, но никакой альтернативной идеологии у них не было и быть не могло. Нет и сейчас, что приводит ко всяким уродливым симулякрам в этой сфере (типа Семёновского гвардейского Ордена Красного Знамени полка имени тов. Будённого).

При этом они вполне искренне уверены, что "порядок" сам по себе обеспечит некое развитие, не понимая (не будучи в состоянии понять), что та же наука в условиях такого "порядка" существовать не может, поскольку её внутренний стержень - как раз люди, которые не слушаются и "вякают", и, главное, имеют для этого ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ возможности (не важно, какие: автономные университеты, РАН, независимые научные общества и т.д.).

Отдельный момент - это то, что многие из них ездили и даже жили на Западе и хотели, чтобы и у нас магазины были полны, можно было жить во дворцах и на виллах, плавать на яхтах и т.п. При этом внутреннего содержания "Запада" они не понимали, да часто и не верили в него, вполне разделяя обывательские представления, например, о том, что независимый суд - это фикция, и что "там" тоже все кого-то слушаются, только кривляются для виду, чтобы вводить в заблуждение "потенциального противника". Отсюда, кстати, в значительной степени и "монетаризм" ("как на Западе" да и управлять проще, "по-военному": сжимаешь денежную массу, сокращаешь расходы, и все дела).

В рамках этой логики ЛЮБЫЕ независимые в хотя бы какой бы то ни было степени - обречены, их ликвидация (или, скажем, "реорганизация") - дело времени. РАН представляла собой, безусловно, олигархическую структуру. Хорошо это или плохо? "Либеральные" лохи (из всяких "советов" при министерстве образования), которых в этой истории развели, как детей, считают, что плохо. Но тут всё зависит от точки отсчёта. По сравнению С ЧЕМ хорошо или плохо? С тавеннисиотскими обителями? "Лохи", а также всякие технари, которые могут быть блестящими специалистами в своей области, но, как правило, ничего не понимают в том, как устроено реальное общество, именно и сравнивают с неким абстрактным идеалом. Но сравнивать РАН нужно не с ним, а, допустим, с институтами в ведении Министерства культуры РФ (куда не так давно назначили столь чаемых "эффективных менеджеров"). Главным достоинством системы РАН была её - относительная, конечно, но тем не менее - независимость. "Снять" кого-либо извне или назначить было весьма непросто. Сейчас это гораздо проще. Вот голая суть событий. К чему это приведёт в реальности (а не в мечтах) мы видим на уже явленном нам примере тех же институтов при Минкультуры. Самыми пикантными моментами в их реформе являются даже не "эффективные менеджеры", а слияния с сокращениями (в ходе которых - к сведению "обновителей" - ПРЕКРАЩАЕТСЯ приём на работу молодёжи) и, конечно, изменение задач - с фундаментальных исследований (типа изучения раннехристианских мозаик или издания партитур Мусоргского) на "актуальные" темы, вроде анализа популярности различных эстрадных исполнителей в Тюменской области.

Есть ещё один аспект проблемы. Из разнообразных отзывов на события стало ясно, что люди представляют себе состояние институтов РАН по советской ситуации, когда там действительно было полно блатных: отставных партработников, жён каких-то начальников средней руки и т.п. В 90-2000-е гг. это принципиально изменилось. Активно (кстати, особенно активно в последнее время), по крайней мере, в гуманитарных институтах, специализирующихся на настоящей науке (история, филология) шёл процесс очищения. Всё больше становилось людей (в т.ч. и молодых), которые действительно занимаются наукой. Всякие прочие шли в более хлебные места, а то и вообще уходили из "науки" (что и хорошо). Вот именно этот процесс будет, скорее всего, прерван "реформой", когда нормальных людей можно будет спокойно отсеять "извне" (академики в основном пускали этот процесс на самотёк, а кое-где и кое-кто даже содействовали ему). Между прочим, были в РАН и способы избавления от откровенных жуликов или безумцев на постах директоров институтов. Он работал очень медленно и плохо, но, в принципе, работал. Сейчас какой-нибудь "петрик" или "ободрист" может быть довольно беспроблемно назначен на соответствующую должность (поправка о согласовании Президиумом РАН, конечно, может это несколько затормозить, но в целом теперь это будет легче).

И по своей структуре, и по своему содержанию архаическая и неповоротливая РАН была много лучше вот этой вот альтернативной РЕАЛЬНОСТИ (а не мечтаний).

О преподавании не успел, может, ещё напишу.
Naumburg

Наука и преподавание

Как я понял из реакции на предыдущую запись, больше всего вопросов и несогласия вызывают следующие позиции:

1) Наука и образование - разные профессии.

2) В РАН наука есть (и больше, чем где бы то ни было).

Вот об этом и поговорим сейчас, а дальше перейдём (если будет время и желание) к главному сюжету (нужна ли "реформа").

В последнее время идея о том, что учёный должен преподавать превратилась в некий фетиш (тут некто даже на Ясперса сослался). Говорили и о "научных школах". Вопрос между тем распадается на два подвопроса: теоретический и практический. Надо сказать, что даже с теоретической точки зрения вопрос о научных школах - неоднозначен и в общем-то двусмыслен. Не так давно об этом хорошо написал покойный А.А. Формозов. Типы научных школ бывают разные. На крайних полюсах находятся варианты чисто административные, когда студентов принудительно распределяют к тем или иным профессорам, и "идейные", когда ученики добровольно идут к учёным, которые ничего, кроме знаний и методики работы, дать им не могут. В промежутке - много всяких градаций. У нас к "школам" принято относится с большим пиететом, а научных руководителей некоторые ученики - вопреки прямой евангельской заповеди - любят именовать Учителями (с большой буквы). Реальность, однако, куда более сложна. Не будем говорить об административных "школах". Все они прекращают своё существование со смертью (а часто и ДО смерти) "Учителя" - когда этот "Учитель" утрачивает свои административные возможности. Но даже если иметь в виду второй, действительно, по-настоящему симпатичный вариант, всё равно неизбежно возникают искушения. Любой сильный ученик рано или поздно "уходит" от учителя, даже самого замечательного. В науке это означает, что ученик начинает учителя критиковать, иногда исподволь, иногда открыто. Но "человеческое - слишком человеческое" и, хотя теоретически необходимость такого отдаления многие понимают, практически принять её способны очень немногие. В результате вокруг учителей концентрируется круг достаточно серых, но преданных людей, а ученики тех, в свою очередь, оказываются ещё хуже прежних. Сильные же и самостоятельные выдавливаются из этого круга. Происходит деградация. Примеров этому несть числа.

Так что у "школ" есть и плюсы, и минусы. Говоря о себе, могу сказать, что я очень рано почувствовал эту неоднозначность. На кафедре, где я учился, я не пошёл специализироваться к заведующему кафедрой (кстати, действительно крупному учёному, но который по типу был именно руководителем "школы"), а пошёл - к человеку, весьма уважаемому, но не являвшемуся даже доктором наук. Это (В.С. Шульгин) был во всех отношениях замечательный человек и очень хороший (но полностью, к сожалению, не реализовавшийся) учёный, но не могу сказать, что он был моим учителем в чисто научном смысле. В этом смысле своими учителями я могу назвать двух человек: Б.Н. Флорю и В.А. Кучкина, но формально я никогда у них не учился, да и они - очень по-разному, но тем не менее - не являются "главами школ". В той же степени своими учителями я могу назвать и иностранцев (например, К. Модзелевского) и уже ушедших учёных (например, А.Н. Насонова или А.А. Шахматова). Естественно, я не набиваюсь к ним в научные "родственники", и ответственности за мои сочинения никто из вышеперечисленных не несёт.

Так надо ли учёному преподавать? Надо. Но не студентам, а аспирантам. Развитие этой темы, а также разбор второго пункта (может быть) - в следующем выпуске :)
Naumburg

Почему я против "реформы" РАН

Не только потому, что я в ней работаю :).

Даже если считать, что "реформаторы" руководствуются самыми лучшими побуждениями (хотя есть все основания предполагать, что это не так), предлагаемые изменения, безусловно, приведут не к улучшению, а к ухудшению ситуации.

Начнём сначала. Зачем и для чего нужна реформа? Этот вопрос не прояснён. Вроде бы говорится о большей эффективности и о том, что структура РАН архаична и не соответствует современным требованиям. И тут возникает вопрос: по сравнению С ЧЕМ?

Сохранившаяся в организационном отношении с советского времени структура российской наука такова: академическая наука (РАН) - отраслевая наука - вузовская наука. Я 8 лет учился в лучшем вузе страны (5 студентом и 3 в аспирантуре) и почти 15 лет работаю в институте РАН и имею возможность сравнивать (об отраслевой науке тоже имею представление - благодаря очень близким знакомым). Так вот, отраслевая наука у нас в значительно степени разрушена, поскольку разрушены соответствующие отрасли (да и в гуманитарной сфере её практически не было, если не считать несчастного искусствоведения, которое было отдано ещё в советское время на откуп Министерству культуры, благодаря чему тем имеет возможность резвиться компания во главе с г-ном М.). Вузовская наука и в советское время очень существенно уступала академической. Причин было несколько: от организационных (считалось, что вузы должны прежде всего учить студентов, следствием чего была - и есть - несоразмерная нагрузка, не позволяющая заниматься наукой) до идеологических (на ответственные должности преподавателей старались брать, как правило, проверенных товарищей, часто "от сохи", наука их не очень интересовала; особенно это касается гуманитарных вузов). В АН ситуация была несколько иной. Там было проще "затеряться" "неправильному" человеку. Да и в общем, с их существованием в системе АН могли мириться (хорошо показано это в эссе П.Ю. Уварова об А.Я. Гуревиче). Так было, кстати, и в академиях стран Восточной Европы в советское время, но если там положение резко изменилось после краха соцлагеря, то в РФ mutatis mutandis оно сохранилось до сих пор. В целом - несмотря на все вполне реальные недостатки - атмосфера в РАН гораздо более свободная и, главное, менее казённая, чем в подавляющем большинстве вузов. Поэтому, говоря о "реформе", надо оперировать не, как сейчас говорят, "сферическими конями в вакууме", а реальными обстоятельствами.

Кстати, немного о науке и преподавании. В последнее время принято считать (по образцу американской системы организации науки), что "правильно", "по-западному" - это когда наука сосредоточена в университетах, а учёные преподают. Не будем говорить, что единого "по-западному" не существует. "Запад" - разный, и в этом отношении тоже. Если в США действительно в целом дело обстоит так, то, например, в Германии (откуда и была заимствована российская научная система) или во Франции - совершенно иначе. Про французский CNRS все знают. Но многие "высшие школы" по сути дела представляют собой нечто близкое к нашим академическим институтам. Такова, в частности, EHESS - центр знаменитой "школы Анналов". Это структура, объединяющая научных работников, и наука - их основное занятие. Одновременно они учат, но только аспирантов. Студентов там нет. Другое дело, что аспирантов там больше, чем в наших институтах, но это детали. В Германии я сам работал по контракту 2 года - в структуре, очень напоминающей наш академический институт. Формально она числилась при университете, но реально почти никакого к нему отношения не имела. Подавляющее большинство её сотрудников (которых было несколько десятков) не преподавало, а возглавлял её не "эффективный менеджер", а герр профессор, специалист по истории средневекового славянства. Кстати, бюрократизма и "порядка" там было не меньше, а больше, чем в РАН. Для примера могу сказать, что, в принципе, считалось обязательным постоянное присутствие в рабочее время, а, если ты шёл, скажем, в библиотеку, нужно было отмечаться в специальной тетради. Такое, по свидетельству академических старожилов, в нашем московском заведении было только в сталинское время.

Так вот о науке и преподавании. Об этом недавно очень верно вскользь написал salery, но я бы хотел кое-что добавить...

(продолжение, может быть, следует; если не надоест).
Naumburg

counterparts

Неожиданно пришло в голову.

Как известно два известных учёных - специалиста по истории древней Руси - из северной столицы - И.Я. Фроянов и М.Б. Свердлов уже много десятилетий спорят друг с другом. Так уж получилось, что мне пришлось читать почти все их труды ("пришлось" не в том смысле, что не хотелось, а в том, что - так получилось). И вот к какому выводу я пришёл на сегодняшний день. М.Б. Свердлов как учёный, несомненно, неизмеримо более образован и культурен. Достаточно сказать, что И.Я. Фроянов кандидатский экзамен по английскому языку сдал на удовлетворительно (о чём, не обинуясь, его панегирист сообщает в сборнике, ему посвящённом). Зарубежной историографии для него просто не существует, из-за чего в его работах наличествуют просто чудовищные, смехотворные нелепости. Но, тем не менее, как исследователь И.Я. Фроянов, пожалуй, - талантливее. Можно даже больше сказать. Из него мог получиться очень незаурядный учёный. У И.Я. для этого многое было. Аналитические способности. Характер. Преданность любимому делу. Некоторая свобода от господствующих представлений. Он умел правильно чувствовать актуальную проблематику, и сама идея изучения древнерусских институтов в широком социально-антропологическом контексте была продуктивной. Другое дело, что за отсутствием образования, он не мог её адекватным образом воплотить в жизнь, к тому же, в конце концов, скатился к идеологической чуши (причём в самой отвратной "красно-коричневой" форме) - что, впрочем, вполне естественно для человека с таким "бэкграундом". В результате, о таланте приходится говорить в прошедшем времени. Но, тем не менее, он был (и отсутствует у большинства его научных детей и внуков, в качестве одного из исключений я бы отметил А.В. Майорова).

Так что мы имеем дело не только с комедией, но и с трагедией. Или, скорее, с трагикомедией.

(М.Б. Свердлов, впрочем, тоже сделал немало полезного, хотя его рыцарственную защиту "дамы сердца" - древнерусского феодализма - мне сложно воспринимать всерьёз).
Naumburg

"не нашли"

http://www.newsru.com/russia/03oct2011/perelmannorun.html

Таких вещей, конечно, быть не должно. Я уже писал когда-то, что иностранные члены Академии должны иметь в ней такое же право голоса, как и "национальные" члены (тем более, что среди "национальных" есть представители стран СНГ, Грузии и Балтии). Но уж тем более нужно за определённые заслуги безо всякого голосования кооптировать человека в Академию. Эти заслуги, впрочем, должны быть только и исключительно признаны на международном уровне, а то в Академию немедленно потянется мутный поток "нужных" людей. Ясно, что ситуация, когда российские лауреаты Нобелевской или Филдсовской премии могут быть не избраны в РАН, - абсурдна. Значит, получение соответствующей премии должно автоматически давать статус академика. Нечто аналогичное можно придумать и для гуманитарных наук. Допустим, А.Я. Гуревич был членом чуть ли не десятка иностранных академий. Я лично видел в 1992 г. его книжку на французском языке не где-нибудь, а в Лувре. Но членом РАН он не был. Тут тоже, конечно, есть свои ограничения. Скажем, такие выдающиеся историки, как, например, А.Н. Насонов или Б.А. Романов тоже не были академиками. По обстоятельствам времени они не имели и не могли иметь иностранных премий. Как быть с историей России, которая всё-таки за границей мало кому по-настоящему интересна, сказать сложно. Но начать нужно хотя бы с очевидного. Если учёный имеет Филдсовскую премию или избран членом тех или иных иностранных академий, он должен автоматически становиться членом РАН.
Naumburg

нечто о фальсификациях

Время от времени во френдленте попадается "полемика" вокруг Катыни. Существует, разумеется, "альтернативная" советская версия (что немцы убили), в настоящее время активно развиваемая такими выдающимися специалистами, как, например, автор "Настольной книги сталиниста" Мухин или бывший прокурор и видный деятель КПРФ (которая, как известно, "уже не та") Илюхин.

Любопытно тут вот что. Как известно любому медиевисту, существуют защитники любой, даже самой экзотической точки зрения. Классическая и топорнейшая фальшивка - т.н. "Велесова книга" - имеет целую армию поклонников, в число которых входит даже доктор филологических наук Бегунов. Несть числа "резунистам" - разных направлений, как "демократам", считающим, что "эта страна" виновата всегда и во всём, так и особо продвинутым сов. придуркам, в голову которых не вмещается тот факт, что их кумир был просто злобным, жестоким, хитрым, но неумным "паханом". В современной Чехии имеются поборники подлинности эталонных (в плане фальсификации) Краледворской и Зеленогорской рукописей. И так далее.

Но, скажут мне, есть же и "нормальные", академические дискуссии о подлинности? Да, есть. Как тут различать? Критерий имеется. Конечно, не для научной статьи, зато очень точный. Это - состав "защитников". Все борцы с "норманизмом" - сплошь "патриоты"; на Западе, кроме "шведского учёного Грот", утопившего, по словам почившего советского полубезумного историка Кузьмина, "норманистов" в Северном море, "антинорманистов" - нет. Заговор (такое я, кстати, не раз слышал, вплоть до обвинений конкретных западных учёных - медиевистов! - в шпионаже)? В Германии, Швеции - допустим. А во Франции, скажем, или в Англии, или в славянских странах - зачем так за германство варягов подвизаются? Непонятно (не иначе, как в рамках НАТОвского мандата). А "норманисты" придерживались и придерживаются самых разных и даже противоположных взглядов: среди них есть и националисты, и либералы, и "православные имперцы" и кто угодно. Среди "велесоведов" почему-то - сплошь неоязычники. Катыноборцы же - опять же почему-то - все, как один, коммунисты. Обратный пример - полемика вокруг "Слова о полку Игореве". Несмотря на то, что "скептики" изо всех сил пытались создать себе имидж "гонимых", ничего такого по большому счёту не было. Среди зашитников подлинности также были люди самых разных взглядов, а решающую пробоину скептическая теория получила от ак. Зализняка - человека, насколько мне известно, вполне либерально настроенного.

Таким образом, в случаях неакадемических мы имеем дело не с "полемикой", а с действиями агрессивных клак, сам спор с которыми как бы легитимизирует их "точку зрения". Думаю, что такая "полемика" совершенно неуместна.
Naumburg

о позитивизме

В ходе дискуссии с г-ном Жихом я ещё раз столкнулся с распространённым и абсолютно неверным использованием термина "позитивизм" применительно к исторической науке. Как мне представляется, с лёгкой руки А.Я. Гуревича, позитивизмом стали называть у нас "всё плохое" (как в политике, допустим, используется понятие "фашизм": слышал, как какие-то полоумные борцы за Верх. Совет называли в начале 90-х "фашистами" Ельцина и даже Гавриила Попова). Гуревичу это было нужно для того, чтобы "пристегнуть" к позитивизму советский марксизм. Дело в том, что он был поклонником т.н. "школы Анналов", а её основатели (особенно Люсьен Февр) только и делали, что проклинали позитивизм, - настоящий, разумеется. Этот, настоящий позитивизм с сов. марксизмом никак серьёзно не связан; более того, "школа Анналов" - правда, не первого (Блок и Февр), а второго (Лабрусс, Бродель) и третьего (ранний ЛеРуа Ладюри, Вовелль) поколений, - многое почерпнула от марксизма (не советского, конечно, а настоящего).
В общем, тут необходимы некоторые разъяснения. Слово "позитивизм" имеет несколько значений, среди них, в частности:
1) направление в философии (его касаться не будем);
2) синоним "позитивной науки", т.е. науки, направленной на постижение реальных фактов и их взаимосвязей;
3) направление в ист. науке 2-й пол. 19 - 1-й трети 20 вв., ставившее целью истории возможно более детальное исследование политической истории и видевшее в таком исследовании прогностические возможности.
Идея в последнем случае была такая: надо узнать, как и почему всё происходило, и тогда будет ясно, что и как делать в дальнейшем. Понятно, что это направление было особенно популярно именно во Франции после франко-прусской войны, когда надо было объяснять, как некогда величайшая держава Европы дошла до жизни такой. Нечто похожее на такой позитивизм существовало в то же время и в других европейских странах, но имело существенную специфику (напр., германская Verfassungsgeschichte, с одной стороны, большое внимание уделяла не только событиям, но и институтам, с другой, - имела более выраженный националистический характер). Именно этот позитивизм (и никакой другой) и стал объектом критики в той же Франции в 20-30-е гг. 20 в. (почему - отдельный вопрос). К позитивизму во 2-м смысле это всё никакого отношения не имело. В этом смысле и Блок, и Февр были позитивистами; их конкретные исследования практически ничем по технике и методике исследования (а у Блока - и по стилистике) не отличались от трудов их учителей-позитивистов (в 3-м значении). Отличалось только само понимание того, что есть исторический факт и того, что есть задача исследования. Наши же доморощенные борцы с "позитивизмом", естественно, всё это поняли вкривь и вкось и занялись пустой болтовнёй о "менталитете" или решили, что отмена "позитивизма" позволяет выдвигать всякие дурацкие концепции и проМблемы (мастаками в чём всегда были советские учёные, лишённые возможности или не умеющие работать с источниками, зато владеющие единственно верной методологией).
Так вот, что бы ни говорили всякие методологи, история, в основе своей, как писал старина Риккерт, остаётся не номотетической, а идеографической (описательной) наукой и, следовательно, не может быть только позитивной. В этом смысле на тех, кто активно третирует позитивизм, надо смотреть очень внимательно - не прячут ли они за спиной краплёные карты: какую-нибудь убогую совковую сивуху (вроде той же "полисной" фрояновщины), разговоры о "менталитете" или "национальном духе" (всегда меня это забавляло: вот мы с Жихом вроде к одному народу принадлежим, а "дух" - что-то разный совсем :) или "постмодернизм" с "деконструкцией", за которыми, теряя штаны, как за новым комсомолом, бросились многие наши самоделкины.

PS А то многие удивляются, зачем это я с г-ном Жихом беседую. Он, как доктор Ватсон (пусть тот не обижается!) даёт мне пищу для размышлений (как, скажем, недавно таковую дал мне - также на научную тему - г-н Холмогоров, о чём я, м.б., ещё напишу) :).
Naumburg

не о фроянове :)

Заполнял тут один документ, в к-ром надо было заполнить опцию "Ваши научные авторитеты в области россиеведения". Довольно абсурдная постановка вопроса (что такое "россиеведение"?), но она сподвигла меня к размышлению о том, о чём я никогда не задумывался. Написал я там первое, что пришло в голову (более того, в значительной степени списал у коллеги), но это и отвечает моим ощущениям.
-А.А. Шахматов
-А.Н. Насонов
-В.И. Сергеевич
-А.Е. Пресняков
Список, разумеется, далеко не полный и достаточно условный (не учитывает ныне живущих историков, к-рые являются для меня авторитетами), но тем не менее показательный. Так уж получилось, что в "россиеведении" я ориентируюсь на ту традцию (ненавижу слово "школа"), к-рая в сов. время практически перестала существовать (долгое время её единственным представителем был Насонов), т.е.:
-традиционное источниковедение (критика текста) как основа;
-приоритет конкретного исследования над теоретизированием и в то же время:
-широкая постановка вопросов, широкий исторический горизонт ("сравнительно-исторический подход") - т.е. не обожествление "текста" (как у многих нынешних источниковедов, октазывающихся видеть историю за источником, а поиск путей её исследования).
Всё это, конечно, mutatis mutandis, с учётом слабостей позитивизма и т.д. (но тут у меня другие авторитеты: немецкая и французская исторические традиции). Но тем не менее.

(добавлю также в скобках, что я терпеть не могу возни со всяким "учительством" и "научной преемственностью", на к-рую обычно претендуют всякие научные бастарды, но это отдельный разговор).
орк

Фроянов4

Вот тут развернулась любопытная дискуссия, о том, фрик ли Фроянов или нет:
http://community.livejournal.com/science_freaks/1421434.html#comments

Поскольку я невольно её спровоцировал, считаю нужным высказаться. Прежде всего, кто такой научный фрик. Это, по-моему, тот, кто:
а) имитирует научную методику, но на самом деле аранжирует научной или околонаучной терминологией априорную концепцию, как правило идеологизированную;
б) кладёт в основу своих построений некие постулаты, обладающие (по К. Попперу) характеристикой "нефальсифицируемости";
в) отказывается от дискуссий (или подменяет их личными, политическими, идеологическими нападками), игнорирует критику по конкретным сюжетам, подменяя это апелляциями к "единственно верной концепции", к-рая "всё равно верна" (см. пункт б) (классический пример - Фоменко с его: "полемика Зализняка неуместна, т.к. она основывается на ошибочной скалигеровской астрономии и не учитывает моей правильной");
г) проявляет сектантские тенденции: создаёт устойчивую группу своих поклонников, а любую критику воспринимает как "предательство"; практикует для себя и своей группы "окукление"; использует специфический язык или его элементы (сектантский дискурс); применяет сектантские методы полемики (типичный пример: "уход" с неудобной темы - когда некий тезис опровергается, про него просто "забывают" и переходят к другому);
д) источниковедческие безграмотность и волюнтаризм.
Ну, и настоящий фрик немыслим без определённой экстравагантности своих теорий и сознательного противопоставления магистральному научному дискурсу (без этого он не может привлечь к себе внимание адептов).
Как на этом фоне выглядит Фроянов? На мой взгляд, так, что его творчество распадается на 2 этапа, до "перестройки" и после.
На 1-м этапе его деятельность можно охарактеризовать как протофрическую или потенциально фрическую, на 2-м этапе (и в настоящее время) он является полноценным фриком.
Продолжение следует.